ЛИТО "Клио"

г. Серпухов

Самурай деревенского разлива

«Я буду сильным, я буду сильным», — повторяю я себе, пытаясь отжиматься от пола. Отжался я всего пятнадцать раз, тем не менее, мне этого хватает, чтобы утомиться и порядком устать. Но я не сдаюсь. И не важно, что в меня никто не верит… И что мне пять лет. Но обо всём по порядку.

Дело в том, что сегодня ночью мне приснился удивительный  сон.

Я открываю глаза (во сне) и вижу у себя под ногами зелёную траву. Она влажная – ещё не успела сойти роса. Я озираюсь по сторонам. Там ни души. Вокруг только это поле из зелёной травы, кое-где стоят гротескные чёрные деревья, чёрные, как будто бы нарисованные углём или черным-пречёрным восковым карандашом. Я устремляю свой взгляд на линию горизонта. Где она начинается – не видно. Только видно это странное фиолетовое небо, затянутое дымкой чёрных облаков. Я не понимаю зачем, но я уверен, что мне нужно идти туда – в то место, где кончается линия горизонта. Я делаю шаг, моя босая нога утопает во влажной траве. Подол кимоно намокает. Но я не обращаю на это внимания. Только затягиваю потуже пояс и делаю ещё шаг. Потом ещё, и ещё. Шаг постепенно ускоряется – и вот я уже бегу. Бегу быстрее с каждой секундой. Я достаю из ножен свою саблю, и кричу, размахивая ей на ходу. Не помню что именно, но что-то грозное и пронзительное, то, что обычно кричат самураи. И стараюсь добежать до конца изо всех сил, но… Не успеваю.

И вот я просыпаюсь, сажусь на кровати. Я не добежал и я расстроен. Но всё же сон оказался таким очевидным, что я мигом вскакиваю с кровати, одеваюсь, прислоняюсь к стене и начинаю свои упражнения. Вот и всё… Кажется, что выдохся наконец. Я падаю на пол. Надо пойти заняться чем-то… Поиграть… Должны же ведь и самураи отдыхать?

Я открываю свой сундук с игрушками. Так… что тут у нас? Машинки, радиоуправляемая железная дорога… А вот это – то, что надо! Я достаю меч. Вот это да! Я и забыл, что он у меня есть. Ну, и что, что меч игрушечный! Кого это будет волновать, когда я сражу им своего врага? Я достаю меч из ножен и слышу лязг его стали. Я смотрю на меч сбоку, на то, как на солнце переливается его сталь. Точнее я представляю, как она переливается… Думаю, что Вы поняли.

Я схватил меч и поспешил покинуть детскую. Я спустился по лестнице на первый этаж. Там  я услышал, как бабушка копошилась на кухне. На плите что-то кипело, в раковине шумела вода. Люблю, когда бабушка занята чем-то! У неё не остаётся времени, чтобы меня тискать и просить сделать какую-то ерунду по дому или в огороде. Например, попросила меня вчера выдернуть  одну морковь и принести ей! Это крайне оскорбительно для меня. Что это за поручение? Мелкое, не для меня! За одной морковкой можно сходить самостоятельно.

Я пробрался в зал и включил телевизор. Там был какой-то фильм про самураев! Да, сначала сон… Теперь фильм! Всё указывало на то, что я должен стать самураем! Я зашёл в ванную и нацепил на себя халат своего папы. Кстати, моего папу зовут Серёжа.

Я затянул пояс на халате потуже. Хотя какой это халат? Это же самое настоящее кимоно!

После этого я вернулся в зал, и из подвязки для штор сделал повязку себе на лоб. Как у самого настоящего самурая. После того, как все эти процедуры были закончены, я уселся у экрана и с интересом принялся смотреть фильм. Я узнал, оттуда много нового, например, то, что самураи собирали волосы в пучок, ходили зимой по снегу босиком, ели рис и совершали какой-то обряд, суть которого я так и не понял. И назывался он как-то странно… Ханаире… Да, точно – «ханаире»!

Тем временем, главный герой фильма начал драться. Он был один на один против сотни врагов, которые подходили к нему со всех сторон. Самурай вынул свой меч из ножен. Тоже самое сделал и я.

- Хи-я! — воинственно закричал я, и направился в сторону врага.

Раз! И враг сражен. Два! Я резко разворачиваюсь и поражаю второго – того, кто попытался подобраться сзади. Но это ещё не всё! Я пытаюсь сделать резкий наклон назад как этот самурай по телевизору. Но вот незадача – самурай смог его сделать, а я нет! Я завалился на спину – наверное, третий враг потянул меня за кимоно! Ну, ничего – ему же хуже! Но победить его мне так и не удалось – в комнату зашла бабушка и прервала мне всё веселье.

- Ванечка. Кашу будешь?

- Какой я тебе Ванечка? – возмутился я. – Я самурай и имя мне Гонзо!

- Хорошо, мистер Гонзо! Что насчёт каши?

Я хотел уже было отказаться. Какая ещё каша? Я же самурай! Но бабушка вовремя добавила:

- Рисовая!

Я вспомнил, как самураи в фильме ели рис.

- Рисовая? Что же… Это приемлемо.

И вот я уже прохожу на кухню и сажусь за стол. Я смотрю на кашу испепеляющим взглядом.

- Бабушка, я решил стать самураем. Самым сильным.

- Самурай? – заинтересовалась бабушка. – А кто это?

Я перевёл взгляд на бабушку и обречённо махнул рукой.

- Бабушка, тебе не понять.

Я отложил в сторону ложку. Разве самураи ей едят?!

- Бабушка, дай мне зубочистки!

- Зачем они тебе, внучек?

- Тот, кто хочет обуздать силу самурая, должен сначала обуздать силу риса. В общем, тебе этого не понять. Принеси мне зубочистки.

Бабушка поспешила выполнить мою просьбу. Я в свою очередь стал чувствовать себя всемогущим императором, каждая просьба которого выполнялась в мгновение ока. Но это длилось недолго – пока я не взял в руки палочки, точнее зубочистки. Рис не хотел держаться, и всё время выпадал обратно в тарелку. К тому же я не мог совладать с зубочистками. Но вскоре у меня родился план.

Когда бабушка отвернулась, я достал из тарелки несколько особо липких рисинок и скрепил ими зубочистки между собой. И только после этого мне удалось вычерпнуть рис из тарелки и съесть его. Я оказался крайне доволен собой. Таким образом, я смог выловить из каши весь рис. Осталось лишь одно молоко. Могут ли самураи пить его? Но здесь я колебался недолго. Я выпил всё молоко через край тарелки, решив, что я ещё растущий организм и мне всё можно.

Я спрыгнул с табуретки, схватил меч и поспешил покинуть кухню…

- Что сказать надо? – остановил меня голос бабушки.

Я круто развернулся.

- Аригато! – буркнул я, кланяясь в пол, и убежал поскорее – пока бабушка не опомнилась.

Я надеялся ещё успеть досмотреть фильм про самураев и вернулся в зал. Каково же было моё удивление, когда я увидел, что в комнате был Лёша. Ему двенадцать. Он пользовался тем, что был моим двоюродным братом, племянником моей мамы, и мог приходить к нам в гости, когда вздумается, и чувствовать себя при этом как дома. Вот и сейчас он уселся  на нашем диване и смотрел фильм про самураев.

- Ты что тут делаешь? – возмутился я.

- Как что? Фильм смотрю! – отозвался Лёша, словно не обращая внимания на моё негодование. – Кстати, ко мне скоро Ирка в гости придёт. Так что не вздумай мешаться!

- Какая ещё Ирка?!

- Скворцова. Из пятого дома.

- Ноги никакой Ирки у меня дома не будет! – продолжал возмущаться я.

- Возможно, мы сможем договориться, братишка?

Я посмотрел в его серьёзные серые глаза, затем перевёл взгляд на экран, и решил, что это «возможно».

- Сделай меня самураем.

- Что? – не понял Лёша.

-Сделай меня самураем… А не то… — я задумался. – А не то не пущу сюда никакую Ирку.

Лёша понял, что я не шучу. Причём сразу. По крайней мере, сделал вид.

- Ладно, расскажи мне, что ты знаешь о самураях, — под конец сдался он.

- Они едят рис, они ходят в кимоно, как я, и ещё у них повязка на лбу, как у меня, — начал воодушевлённо рассказывать я. – А ты знаешь, как сложно есть палочками рис? А знаешь ещё что? У них есть такое слово странное… Ханаире!

- Что-что? – прыснул Лёша. – Может быть, «харакири»?

- Нет, ты ничего не знаешь, а я сегодня в фильме его слышал. Я тебе сейчас покажу!

Я резко развернулся, вынимая меч, и как заору: «ХАНАИРЕ!».

И тут я услышал испуганный крик. И понял, что что-то не так. Лёша так кричать не мог. И только тут я заметил, что у дверного проёма стояла испуганная  рыжеволосая девчонка и дрожала всем телом. Я её явно напугал. Но меня это, как ни странно, не остановило, а воодушевило.

- ХАНАИРЕ! – продолжал кричать я, надвигаясь на девчонку с мечом.

И тут её нервы не выдержали.

- Хана Ире, значит, да? – взвизгнула она и поспешила покинуть комнату.

- Ирка, постой! – Лёша вскочил с дивана. – Он ненормальный!

Лёша хотел догнать её – но куда там!

- Ах, ты маленький негодник! – брат двинулся на меня. – Я за ней с пятого класса ухлёстываю, а ты…

- Я живьём не сдамся! Я буду драться! – завопил я.

- Что ж, тогда приступим!                 

Мы взяли подушки с дивана и заняли боевые позиции. Сначала я успешно уворачивался от атак брата. Я представлял себя доблестным самураем, а Лёша, разумеется, мой враг! Но тут случилось непоправимое — Лёша нанёс мне удар, прямо по макушке! Я же супергерой! Такового не бывает!

- Ах, ты так?! – разозлился я и кинул в брата подушкой.

Сейчас он получит своё! Но не тут-то было. В тот момент когда я кинул в брата подушкой, он увернулся, и она попала прямо в вазу. Ваза упала на пол и разбилась.

- Ты соображаешь, что ты делаешь? – завопил брат и побежал на меня с подушкой.

О нет! Сейчас он нанесёт мне ещё один удар. Я испугался, присел на колени, а меч приподнял прямо над собой в качестве защиты. Лёша заметил это, но слишком поздно. И вот мой меч насквозь протыкает подушку. Она с треском рвётся, и по комнате разлетаются хлопья из перьев.

Я думал, что сейчас брат меня вообще убьёт. Что могло быть ещё хуже, я на тот момент даже и не мог представить. Но тут… В комнату зашла бабушка.

- Мои подушки! – закричала бабушка. – Моя ваза…

Я думал, что бабушку сейчас удар хватит, но она быстро пришла в себя.

- Что же вы сделали-то?! Ладно, этот бестолковый, ему шести нет, не соображает, то делает, но тебе-то лосю здоровому тринадцатый год! Чем вы думали-то?!

- Бабушка, ты не понимаешь! – встрял я. – Я – самурай, а он меня взял и победил. А так нельзя! Бабушка. Ты не понимаешь…

- Самураи! Опять! С меня предостаточно! Сейчас я Вам таких самураев покажу…

…В течение часа мы с Лёшей убирали зал после плодов своей бурной деятельности. Мы не разговаривали и дулись друг на друга – каждый был уверен, что это произошло не по его вине. Говорить мы начали только тогда, когда занимались дровами на улице (бабушка подкинула нам ещё работы по хозяйству, в качестве наказания) – Лёша рубил их топором, а я укладывал в поленницу. Я пытался сохранять спокойствие, но внутри у меня всё бурлило от обиды. И вот я не выдержал наконец, бросил дрова на землю и завопил:

- Это всё из-за тебя!          

- Что?! Ты обнаглел что ли?

- Да! Если бы ты не увернулся, то подушка бы не угодила в вазу!

- Что ж, допустим, что здесь мой промах, — согласился брат, — но зачем ты меч вверх выставил?

- Я пытался защититься! Ты снова виноват! Если бы подушку не тянул на себя, можно было бы из неё потихоньку вынуть меч и положить на прежнее место, авось бабушка бы и не заметила ничего!

- Я сделал это, потому что думал, что успею подушку в сторону оттащить прежде чем она к тебе на меч приземлится! Хорошо, а чтобы мы делали с осколками вазы – под ковёр бы замели?

- А что… — призадумался я, — а это идея.

Лёша улыбнулся.

- А помнишь, как ты сегодня на Ирку накинулся? – вспомнил брат. –И закричал ещё так грозно. Ханаре!

- Нет, не так! – я взял в руки палку и сделал взмах. – Надо ещё более грозно: «ХАНАИРЕ!».

Мы с Лёшей рассмеялись. Неважно, что было: важно, что жизнь продолжается несмотря ни на что. Мы продолжали работать, и нам было невдомёк, что всё это время у забора стояла Ирка, всё слышала, и улыбалась.

Через полчаса с дровами было закончено. Но считать, что мы легко отделались было бы слишком наивно. Вскоре приехали мои родители, и бабушка успела им пожаловаться на нас с Лёшей.

- Что же, товарищи, самураи, — произнёс папа. – Десять кругов вокруг дома – марш!

Нам пришлось подчиниться. После бега, нас заставили отжиматься, собирать в саду яблоки и копать картошку.

- Ничего, спорт – штука полезная, — подбадривал нас в процессе мой отец. И ЗОЖ, то есть здоровый образ жизни тоже штука полезная. К тому же, самураям надо воспитывать и силу воли, и физическую силу, и характер.

Да, спорт всё же полезен… По крайней мере, отучивает тебя делать всякие глупости.

…После того как мы с Лёшей выполнили все поручения и вползли в зал, первое, что мы сделали – это плюхнулись на диван и включили телевизор. Передача оказалась очень интересной. Про какие-то фокусы. Там один мужчина, во фраке и шляпе кидал ножи в своего ассистента, который стоял у деревянной доски… И тут я понял , что быть самураем была не такая уж и хорошая идея с самого начала. Они в Японии, а я всё же россиянин! До мозга костей! Метание ножей… Точно! Вот чем действительно стоит заняться! 

 ∼

ВЕРНУТЬСЯ В ОСНОВНОЕ МЕНЮ

Категории

  • Рубрик нет

Ссылки


Архивы


Мета