ЛИТО "Клио"

г. Серпухов

Тень

 

(история о реинкарнации)

 

  Когда погаснет огонёк свечи, я исчезну. Не умру, а просто уйду отсюда, потому что я верю в переселение душ.

  Я молода и доверчива, плоска и однородна, очевидна и неинтересна. Я стара, незаметна, не нужна и бессмысленна, вездесуща и всевидяща, дотошна и точна. Я беспросветна и безнадёжна, многогранна и рельефна, прекрасна и таинственна, искажена и глупа. Я проста как оторванный клочок чёрной бумаги, забившийся в пыль, эмоциональна как шмыгающий в подполе нос и настырна как скребущие когти; очевидна как полдень и ожидаема как беззвёздная ночь. Я загадочна как лежащий на земле чёрный шарфик и неожиданна как закрашенный квадрат; многозначительна как фон и неосмысленна как непонятное. Я существую века и живу мгновения, я дрожу, таю, бросаюсь и падаю, исчезаю и отображаюсь, я даже дышу и даже унижаюсь.

  Как интересно моё существование. Мерцающая жизнь, словно пламя огонька, нервная и неуверенная, разноцветная, со своими страстностями и странностями, боязнью конца, она непременно отбрасывает тень, пока не угаснет. Как весело плясать в радуге, ярко-жёлтой, красноватой, жгучей и обжигающей; можно бесконечно смотреть на пылающую жизнь. Для меня она всегда, жизнь, рядом, а что вокруг – никому не интересно, интересен только огонёк жизни, сила его да длина свечи; жизнь проходит в стекающем воске.

  Как быстротечно моё существование. Что ждёт меня в смерти, в кромешной темноте? В смерти я есть, просто меня не видно – так нас там бывает много, там тесно и трудно дышать. И в жизни я есть, и буду, только – в другой… Я – кусочек смерти. Я – вороново крыло. Я – последствие апокалипсиса, инфернальной радости. Я опасна, когда застыла, и разгадана, когда шевелюсь. Я отражаю в себе весь внешний мир, я идеальна и стабильна как всё хаотичное. Я – воображение под тяжёлыми галлюциногенами, я – внутренности раздавленной мошки, давнишняя крошка, засушенная, чёрствая, я, конечно же, — чёрная кошка, мой зов – это беды, я – прошлое в сумраке пропитых лет, я – годы кручения в местах заключения, во мне хранят пыль из подвалов, я – то, чего всем всегда много и мало. И что же теперь мне, не жить?

  …В моём театре каждый вечер опускается занавес. Хватит, говорят мне, напрыгались, поползали, поблуждали, покривлялись да пошевелились. Я – спокойный сон на лице ребёнка, я – отражение дыхания спящего, я – занавес на окнах в лунную ночь, я – лёгкая игра веток на ветру в твоей комнате. Я – всего лишь тень того, что меня создало.

  И когда погаснет огонёк свечи, я исчезну.

 ∼

ВЕРНУТЬСЯ В ОСНОВНОЕ МЕНЮ

Категории

  • Рубрик нет

Ссылки


Архивы


Мета